Мы не будем молчать, мы не верим власти, ее обещаниям,
мы будем сами участвовать в управлении Новой Россией.
Почему русский человек не любит комфорт?

Почему русский человек не любит комфорт?

Почему русский человек не любит комфорт? Ну, то есть, да, любит время от времени, но это скорее выпад. «Поедем с комфортом!», - иронизирует Бендер над цыплёнком в дорогу. «О, устроился с комфортом!», - скажут осуждающе пареньку, пригревшем место и не уступившим его бабушке. «Комфорта тебе захотелось!», - гневно обрушится муж на жену, бубнящую про покупку какого-нибудь нового дивана. Разве что обувь имеет право быть комфортной. А в остальном, если тебе комфортно – то ты подлец. Поэтому все наслаждаются им втайне, если случай представился, а в обществе – только при необходимости. Тоже само и в отношениях. Стремление к комфортному совместному проживанию, чем и является по сути семейная жизнь, у нас принято подменять чем угодно, но лучше всего драмой. Драки сковородками и бесконечные санта-бырбары у нас приветствуются, в отличие от комфортной жизни (скучно живут!) или комфортного развода.

Достоевский все время писал про какой-то надрыв, который де и есть символ русской души. Никита Михалков снял фильм, где русский снайпер противопоставляется немецкому, вот «фриц» сидит в засаде с кофе, музыку слушает, а наш в грязи лежит и три дня без воды и еды, зато мгновение – и немец с пулей в башке, сгубил комфорт европейца.


Ну, в принципе понятно, что в России у нас свои университеты у кого армия, у кого тюрьма, у кого работа на заводе, у кого на скорой помощи и так далее. И ведь нигде не до комфорта, где тебя воспитывает государство. Я тут смотрел старый фильм с Робином Уильямсом «Доброе утро, Вьетнам!» (1986) и поймал себя на мысли, что американцам удалось сделать комфортной даже войну. Все эти бесконечные барбекю, пиво, радио, развлечения, тяжело представить что-то подобное в нашей армии. У нас, понятное дело, духовность, выправка и выслуга лет, но вот с комфортом никак. В лучшем случае припомнят, как под Сталинградом солдаты лежали примерзшие к окопам и всем и так сразу комфортнее станет.


Но ведь и современность репродуцирует этот анти комфортный нигилизм. Посмотреть хотя бы на все эти крафтовые пабы, сидеть не удобно, стулья из сварных труб, но там народ не за комфортном же собирается? И все эти отрицания комфорта в стиле – нет машине, есть же каршеринг, электросамокат, велосипед, метро и вообще гулять надо. Жить в гостинице – увольте, круче жить в хостеле, даже если отель вам и по карману. Дорогая одежда? Пффф, канабисный H&M, неудобно и натирает, зато практично и экологично. Опять наезд на комфорт – не модно!


Я понимаю, что годами из нас выгоняли «мещанство», тягу пустить корни и свить гнездо. Человек советский – это человек-чемодан (как пелось в песне, ...собирай свой тощий чемодан и бери билет на Магадан), который спокойно проживает неделю в плацкартном вагоне и даже находит в этом удовольствие. Родители учили колоть дрова, разводить костер и перебирать карбюратор на шестерке, а делегировать это кому-то (рабочему, например) считалось чем-то зазорным.
Все это я к тому, что только когда слово комфорт перестанет быть для нас проявлением слабости, дерзостью, лишней и стыдной вещью, а станет не много ни мало национальной идеей – тогда и страна начнет качественно меняться, понимая общую цель приложения усилий. А это была бы прекрасная цель, россиянину – комфортную жизнь, а то лозунг – достойную, как я сейчас понимаю, привел нас к вот этому самому «а мы сразу в рай попадем». Начнем с малого.

Илья  Гращенков
Илья Гращенков
Политолог, культуролог, президент Фонда «Центр развития региональной политики» (ЦРРП)