Мы не будем молчать, мы не верим власти, ее обещаниям,
мы будем сами участвовать в управлении Новой Россией.
Армянский урок для российской власти

Армянский урок для российской власти

armenia_main.jpg

«Бархатная революция» в Армении завершилась победой протестующих: 23 апреля премьер-министр страны Серж Саргсян сложил свои полномочия, пробыв на этой должности всего неделю.

Многие сравнивают события в Армении с украинским «майданом» четырехлетней давности, однако эти ситуации различаются настолько кардинально, что это признает даже Кремль. Общее у них лишь то, что в обеих странах вследствие активных действий оппозиции, выведшей людей на улицы, произошла смена главы правительства.

Саргсян с 2008 по 2018 годы дважды избирался президентом Армении. Конституция Армении запрещает занимать эту должность более двух раз подряд. Однако в 2015 году были приняты поправки к Конституции, согласно которым после окончания срока полномочий действующего президента Армения становится парламентской республикой, у президента остаются, лишь, по сути, представительские функции, а реальная власть переходит к премьер-министру. Тогда оппозиция обвинила Саргсяна в попытках сохранить власть после окончания второго президентского срока, однако тот публично пообещал, что больше не будет выдвигаться ни в президенты, ни в премьер-министры.

И вот в начале апреля его полномочия закончились, и парламент избирает президентом выдвинутого Саргсяном Армена Саркисяна, который был единственным кандидатом. Затем правящая партия выдвигает на пост премьер-министра своего руководителя – Сержа Саргсяна, которого утверждает парламент. Все ранее данные обещания забыты, Саргсян вновь фактически глава государства.

Это и стало катализатором народных волнений. Рейтинг Саргсяна в последние годы неуклонно падал. Оппозиция обвиняет его в тяжелом финансовом положении страны, потерей территорий в ходе войны в Карабахе в 2016 году, заведомо невыполнимых обещаниях. В армянском обществе явно наметился запрос на перемены, и народ связывал эти перемены с новым премьер-министром. Поэтому выдвижение на эту должность «старого знакомого» послужило поводом для начала активной стадии социального конфликта.

В отличие от ситуации в Армении, государственный переворот на Украине – это типичная «цветная революция», которую организовали внешние политические силы, используя разнообразные факторы – от национализма до стремления к европейским «благам цивилизации», – с привлечением значительных финансовых ресурсов и поощрением русофобских настроений.

Поэтому, в отличие от Украины, «революция» в Армении совершилась ненасильственным путем: Саргсян ушел в отставку, а вот Янукович был вынужден бежать из страны в связи с вполне обоснованными опасениями расправы. Майдановцы нападали на «Беркут», а в Армении все акции проходили мирно, протестующие маршировали с поднятыми вверх руками и называли полицейских «наши братья», либо устраивали сидячую забастовку.

На Украине протестующие хотели «снести» всю пророссийскую элиту на Украине, основной целью митингующих в Армении была отставка «первого лица» – Сержа Саргсяна. Более того, оппозиция согласилась с тем, что и.о. премьер-министра назначен бывший вице-премьер Саргсяна Карен Карапетян.

Переворот на Украине носил ярко выраженный русофобский характер, тогда как в Армении это сложно представить. Страна почти окружена геополитическими врагами – Турцией и Азербайджаном, – и только Россия исторически является для нее гарантом безопасности. Даже оппозиция в своих лозунгах использовала аргументы о том, что Саргсян якобы «потерял поддержку Москвы».

Какую мы пользу можем извлечь из армянских событий? Они вновь напоминают нам о том, что смена власти в стране может произойти при активном участии меньшинства при попустительстве большинства. Обычным людям не нужны столкновения, митинги, шествия, демонстрации; они, по большому счету, активно участвуют в политической жизни страны раз в несколько лет, когда приходят на избирательные участки, и то – не все и не всегда. А вот «активисты», условные 10%, которые «за всё хорошее ради всего плохого», которые ради неясных целей готовы пойти на дестабилизацию политической обстановки в стране, представляют наибольшую опасность для государства и общества.

Однако это не значит, что власть не должна реагировать на это «активное меньшинство». Напротив, социальная напряженность в обществе – это нормальное явление, другое дело, что такая напряженность не должна накапливаться, ей нужно давать выход. Для этого власти нужно научиться осуществлять эффективную коммуникацию с протестным электоратом. Не только и не столько использовать возможности государственной пропаганды, манипуляции массовым сознанием, но и, в первую очередь, выстраивать конструктивный диалог. Если есть какая-то проблема, напряжение, то нужно садиться за стол переговоров и решать разногласия, а не сваливать все на «происки Запада».