Мы не будем молчать, мы не верим власти, ее обещаниям,
мы будем сами участвовать в управлении Новой Россией.
Как противостоять цивилизационному оружию Запада?

Как противостоять цивилизационному оружию Запада?

Общеизвестно, что этнорелигиозный фактор используется западными стратегистами как один из главнейших инструментов организации цветных революций.

Совокупность стратегий, эксплуатирующих этнорелигиозную проблематику той или иной страны-мишени, можно назвать цивилизационным оружием.

Противодействие и купирование этих подрывных стратегий осуществляется в РФ, да и во многих других государствах на рефлексивном уровне, и не приносит долгосрочного прочного успеха.

Причины этого носят глубоко системный и даже цивилизационный характер.

Противодействие враждебному внешнему «культурному излучению» (термин британского историка и разведчика Арнольда Тойнби) требует как минимум проникновения в мировую политическую и чистую философию, но и этого недостаточно. Проблемы управления государством и обществом лежат гораздо глубже и являются проекциями теологических идей и доктрин.

Успешными на протяжении столетий и более длительных исторических периодов являются государства, элита которых имеет свою собственную, незаимствованную политическую теологию и создает механизмы преемственности и развития этих знаний по управлению своей страной, своей цивилизацией и успешно индуцирует эту цивилизационную матрицу на весь мир. Первостепенное значение имеют механизмы преемственности основных теологических и политико-теологических канонов, догматов и концептов.

Пожалуй, самый важный, ключевой концепт в англосаксонской теологии и ссответственно политической теологии — принцип Божественного управления миром, который изложен современным итальянским философом Джорджио Агамбеном в книге «The Kingdom and the Glory» со ссылкой на раннехристианского толкователя Аристотеля теолога 2 века нашей эры, Александра из Афродизиаса.

Процитирую в своем переводе с английского:

«Определяя природу как акт творения, Александр наделяет христианскую теологию потенциальным мандатом на божественное управление миром.

Проявляет ли провидение себя посредством универсальных принципов, или спускается на землю, чтобы вникнуть в самые обыденные явления, оно вынуждено постичь саму природу вещей и понять их внутреннее устройство.

Управление миром осуществляется не через тираническое наложение внешней высшей воли, ни волею случая, а через осмысленное предвидение последствий побочных эффектов, которые возникают из самой природы вещей и остаются абсолютно зависимыми от ее особенности. Таким образом, то, что ранее было маргинальным феноменом или побочным эффектом, становится парадигмой акта управления миром».

Довольно удивительно, что в текстах христианского теолога 2 века («наследника» Аристотеля), посвященных проблемам Провидения, мы встречаем идеи и даже терминологию, лежащую в основе «операций, базирующихся на достижение эффектов», базового концепта стратегии сетецентрических войн.

«Операции, базирующиеся на достижении эффектов» ( Effect Based Operations) – это одна из основополагающих частей стратегии сетецентрических войн, разработанной американскими стратегистами. Это своего рода операции с кумулятивным эффектом. Каждая из них сама по себе может показаться малозначимой, а взятые вместе, они способны обрушить национальную безопасность страны-мишени, зачастую без применения военной силы.

«Так получается, что «Effect Based Operations» это, возможно, операции основные. «Жесткие иерархические структуры и методы остаются и работают, но решающие усилия проходят «мимо» них, на кончиках пальцев, через иррегулярные среды и методы», - так трактует этот концепт известный военный аналитик Арзуманян.

Не думаю, что авторы сетецентрической стратегии читали Агамбена (хотя все может быть) и уже тем более античного теолога. Дело в том, что Западный мир сумел сохранить преемственность научных школ и фабрик мысли на протяжении тысячелетий.

Цепочка переемственности выглядит следующим образом: От вавилонских и египетских жрецов через Пифагора к древним грекам и римлянам, к империи Карла Великого, главным стратегом которого был ученик теолога Бэды Достопочтенного Алкуин Флакк Альбин, по прозвищу Алкуин Йоркский- этнический римлянин. Античная форма, христианское содержание — по такому лекалу Карл и Алкуин сконструировали свою империю, которая и положила начало мировой экспансии Запада.

Цивилизационная матрица Арабского халифата, также наследника античных политических технологий, была сломана монголами, после нашествия которых политическая теология халифата приобрела жесткий и тиранический, как сказал бы Александр из Афродизиаса, характер. Носителем древних гибких цивилизационных традиций и технологий остается все же суфийский ислам.

Политическая теология и соответственно цивилизационная матрица Руси, России, Российской империи, Советского Союза и РФ менялась много раз, причем преемственность цивилизационных традиций утрачивалась практически при каждой ломке через колено национальных традиций и верований. Наиболее успешная политическая теология была, по моему мнению, у Советского Союза. Но она была размыта и утеряна во второй половине прошлого века под влиянием потребительских интенций советских элит.

В настоящее время РФ, на мой взгляд, не имеет своей цивилизационной идентификации, а только лишь нащупывает ее контуры. Но отраден уже сам факт осознания российскими элитами необходимости скорейшего конструирования собственной, а не заимствованной политической теологии, как основы успешной цивилизационной матрицы.