Мы не будем молчать, мы не верим власти, ее обещаниям,
мы будем сами участвовать в управлении Новой Россией.
#Регионы. Почему тема «российское гражданство для зарубежных русских» никому не интересна, и как военные действия на Донбассе могут перекинуться на территорию РФ

#Регионы. Почему тема «российское гражданство для зарубежных русских» никому не интересна, и как военные действия на Донбассе могут перекинуться на территорию РФ

#Регионы. Почему тема «российское гражданство для зарубежных русских» никому не интересна, и как военные действия на Донбассе могут перекинуться на территорию РФ
15.05.2019
22

– Никита Олегович, в прошлый раз мы интересно поговорили о том, как, по вашему выражению, должен выглядеть «русский мир без азиатчины». Теперь я хочу обсудить с вами проблему «раздачи» российских паспортов. Вы, как и некоторые другие политики, высказываетесь в том смысле, что каждый русский, живущий за пределами России, должен иметь право на беспроблемное получение российского гражданства. Но ведь из этого может получиться «пятая колонна» и вооружённый конфликт с соседями. Все помнят, как развивались события в Абхазии и Южной Осетии.

– Ваш вопрос возникает, безусловно, в связи с решением президента России Путина об упрощенном предоставлении российского гражданства гражданам, проживающим на территории отдельных районов Луганской и Донецкой областей Украины, или ЛНР и ДНР, как это звучит в российских средствах массовой информации. Я не думаю, что русским по национальности, проживающим на территории Казахстана и других республик бывшего Советского Союза, желающим получить российское гражданство в упрощенной форме, стоит об этом беспокоиться. Это решение не про них. И я даже думаю, это не решение про граждан Украины, проживающих в отдельных районах Луганской и Донецкой областей. Это решение политическое, сигнал или информационное сообщение от Владимира Путина избранному президенту Украины Владимиру Зеленскому. Это сигнал современной России Украине. Это радикализация, это обострение ситуации, это попытка взять инициативу в свои руки. Это новый подход России в связи с изменениями в руководстве Украины. И это никаким образом не имеет отношения к возможным последствиям для граждан Казахстана, отождествляющим себя с Российской Федерацией. В этой связи переживать относительно дополнительного ущемления их прав на территории, в том числе, Казахстана – мы об этом слышим, в первую очередь, в районах Северного Казахстана, населенных в основном этническими русскими, русскоязычным населением – не следует. Это решение Путина не имеет к ним никакого отношения. Слава богу, до начала конфликта между Россией и Казахстаном, я, кстати, не исключаю подобных возможностей, беспокоиться совершенно точно не стоит. Я думаю, что это позиция России в отношении жителей Донбасса будет находиться в торге, который сейчас уже идет и перейдет в публичную плоскость в рамках урегулирования ситуации конфликта и гражданской войны на Донбассе.

– По Донбассу, наверное, вы правы. Это всё политическая конъюнктура. Но Путин пафосно заявил, что и русские в других районах Украины должны иметь право на упрощённое получение гражданства РФ. А также русские в других странах. И не только Путин, повторяю, делает такие заявления. Или это одни разговоры?

– Действительно разговоры об упрощенном предоставлении гражданства русским на территории постсоветского пространства идут давно, наверное, с того момента как Советский Союз развалился, и русский народ стал реально разделенным народом. Другое дело, что, по моим ощущениям, политической воли и желания у нынешних российских властей относительно воссоединения русского народа и предоставления всем русским гражданства РФ не существует. Эта тема используется только лишь в политическом популизме различных так называемых патриотических политических партий, движений и так далее. Но исполнительная власть, президент России, видимо, для себя такой задачи не ставит. Почему? Ответить на этот вопрос я, к сожалению, не могу. Могу лишь только догадываться. России хватает своих проблем, своих граждан. Вовлекать дополнительных, увеличивать социальную нагрузку на бюджет, обеспечивать формы защиты, создавать, как вы правильно сказали, потенциальный конфликт с сопредельными государствами, в том числе с Казахстаном, видимо, российские власти не готовы. Для них удобно, чтобы некий господин Жириновский или какие-нибудь коммунисты об этом высказывались. Внутри России современной никого это не интересует. Это интересует лишь сопредельные наши государства и население, которое потенциально имело бы желание получить российское гражданство.

– Мне кажется, в этой вашей позиции есть некоторая раздвоенность. С одной стороны, вы критикуете российские власти, которые не проявляют политической воли и всего лишь декларирует красивый лозунг «русские своих не бросают». С другой стороны, как мне показалось, вы признаёте эту политику правильной. Лишних денег на новых граждан в России нет. Массовая раздача российских паспортов русским в ближнем зарубежье создаст напряжённость в отношениях с соседями. Грозит новыми конфликтами. А нам и старых хватает.

– Нет. Я не признаю, что российские власти поступают правильно. Они проявляют не просто свою слабохарактерность и не разжигают конфликты. Они не способны отстаивать интересы русскоязычного населения, этнических русских. А почему? Потому, что последствия для них могут казаться проблемой. Для них баланс сил и интересов, который сейчас есть в отношениях с сопредельным государствами, важнее интересов русских людей, которые проживают на территории этих стран, и права которых очевидно ущемляются. Это касается и Казахстана, безусловно. Это касается и Латвии, где многие русские вообще не имеют никакого гражданства. Это касается и других балтийских республик. Это касается других стран Центральной Азии и так далее.

– Можете рассказать, как, по-вашему, должны вести себя в этих вопросах «правильные» политические лидеры России? Вот, допустим, приходят к власти люди, у которых приоритеты выстроены как надо. По вашему, разумеется, мнению. И что? Они раздают всем зарубежным русским паспорта и начинают кошмарить соседей?

– Я считаю, что в момент распада Советского Союза должен был быть установлен узаконенный порядок не просто максимально оперативного предоставления российского гражданства для всех русских, а чуть ли не уведомительный порядок представления гражданства. Россия нуждается в гражданах, россиянах, которые вынужденно были отторгнуты с территории страны, нуждается в них как в интеллектуальной силе, как в потенциале для восстановления страны, заселения территорий, которые являются брошенными в России. В частности, это Дальний Восток, на котором живет всего 6 млн. человек. И это необходимо было делать с самого начала. Но, повторюсь, не сделали, в угоду, во избежание конфликтов с нашими приграничными, так называемыми дружескими государствами, действия которых, зачастую, не содержит ничего дружественного, и в последнее время все чаще. И наша сегодняшняя власть тоже не способна идти на это.

– То есть всё нужно было делать сразу, после распада СССР. А теперь поздно. Или не поздно?

– Нужно было делать, безусловно. Тогда нужно было делать, нужно делать сейчас, и так далее. Только все эти разговоры, которые идут почти 30 лет, боюсь, не способны сдвинуться к чему-то более серьёзному при нынешней власти, еще раз повторюсь, интересами которой являются лишь только формирование мнимых торговых, экономических, политических, военных союзов с сопредельными государствами. За этими союзами не стоит ничего. Я имею в виду СНГ, ОДКБ, ЕАЭС, Таможенный союз и прочие сказки для федеральных телеканалов.

– Получается, тему гражданства для всех русских, что называется, «заиграли». Как в футболе.

– Она уже никому не интересна. На ней никаких политических очков не заработаешь. Кремль понимает, что есть гораздо более «важные» искусственно придуманные темы: Венесуэла, Корея, Трамп, в определенной степени конфликт на Донбассе, Крым. Есть реальные проблемы внутреннего устройства жизни россиян, которые гораздо важнее, чем какие-то приоритеты нашей международной политики в части предоставления некоего российского гражданства неким гражданам в сопредельных государствах.

– Давайте я переспрошу. Вы уверены, что у российского населения, у зрителей политических ток-шоу, у электората нет интереса к этой теме?

– Нет. К этому нет интереса. Они это всё уже пережили и приняли это как факт.

– Теперь такой вопрос. Вы в начале года предсказывали, что 2019-й будет годом конфликтов, войн, потрясений и так далее. Прошло четыре с половиной месяца. Пока ваш прогноз не подтверждается. К счастью. Или рано еще делать какие-то выводы?

– Я говорил, что эта ситуация начнется где-то с осени, август, сентябрь, октябрь, возможно, нынешнего года. И подтверждаю этот подход. С другой стороны, высокая протестная активность внутри страны также демонстрирует реализацию этого прогноза. Относительно масштабных военных действий гражданского характера и так далее, мы видим предпосылки во всех тлеющих конфликтах, которые опоясывают сегодняшнюю территорию Российской Федерации. И сейчас, на мой взгляд, идет глобальная расторговка перед этими потенциальными конфликтами.

   Я вижу перспективу, опасную перспективу перехода конфликта на Донбассе на территорию РФ, расширения зоны той самой гражданской войны, которая сейчас идет внутри русского мира. Не внутри украинского общества, государства Украины, и даже не между Россией и Украиной, а гражданская война русского мира. Всё, что касается постсоветского пространства. Я это так воспринимаю. Эскалация этого конфликта может повлечь за собой и обострение ситуации по Крыму. Мы видим, что Крым вернулся в международную повестку. А за ним могут развиваться и другие конфликты, которые следуют этим двум самым горячим на настоящий момент точкам. Я имею в виду и Приднестровье, и Карабахский конфликт, и ситуацию в Грузии с непризнанными территориями, и высочайшую степень концентрации вооруженных сил на наших западных границах. Мы видим конфликтное развитие ситуации по линии Белоруссии. Мы видим обострение ситуации между Россией и Украиной, о чём мы начали сегодня с вами говорить. Мы видим изменения, трансформацию авторитарных режимов Центральной Азии, это и Казахстан, и Узбекистан. Мы видим высокую активность Китая на этом центрально-азиатском направлении. Это всё факторы, которые лягут в основу, будут помножены на внутренний протестный потенциал внутри Российской Федерации.

– Вы сказали, что конфликт может перейти, распространиться на территорию России. Я не очень понимаю, о чем речь. Это о Донбассе? Или о чём-то другом?

– Да. О Донбассе.

– А как этот конфликт может перейти на российскую территорию? Вы хотите сказать, что начнутся боевые действия в Ростовской или Белгородской области?

– Да. Именно так. Дело в том, что в России, в принципе, подают дело так, что жители Луганской и Донецкой областей – это чуть ли не россияне, чуть ли не исторические россияне. И ситуация обострения, которая сейчас идет по дипломатическим и политическим каналам, в том числе раздача паспортов, может привести к усилению активности Украины уже в отношении граждан РФ. Паспорта будут розданы – и это может повлечь за собой расширение зоны активных военных действий. А то, что нынешняя Украина, вне зависимости от Порошенко или Зеленского, поддержана международным сообществом, в первую очередь США, странами Евросоюза – об этом говорить, сомневаться в этом не стоит. И даже Турцией. Поэтому я и полагаю, что такие риски, безусловно, существуют. Любая шальная бомба, которая уже залетала на территория РФ, любые активные военные действия, усиление военной группировки Украины и возможные миротворцы, либо вооруженные силы НАТО, это всё в топку расширения конфликтной ситуации.

– Подождите. Если украинская армия, да ещё при поддержке НАТО, перейдёт границу РФ, вторгнется в Ростовскую область, это же конец света начнётся. Это же глобальная война.

– А вы «керченский прорыв» или «керченский таран» как воспринимаете? По сути, Россия это восприняла как нарушение своей территории, своих внутренних территориальных вод. Украинские моряки, нарушая некие, по мнению России, международные договоренности, вторглись незаконно на территорию РФ. Это одна из неких форм потенциальной переброски конфликта на территорию России. После этого, напомню, было две резолюции Совета Безопасности ООН по вопросу Керчи, где усилено давление на РФ и обозначен более серьезный градус статуса России как агрессора, оккупанта, аннексировавшего территорию независимой Украины. Это ведь очень серьёзные вещи.


Источник: zonakz.net